К черту на рога

Просмотров: 3 082
К черту на рога

По следам сарматов



О путешествии по степям приуральским я бредил давно, но все как-то не складывалось, максимум, что удалось, - вырваться в пару скоротечных вылазок. Ехал на Кавказ, а думал об Урале. Зимой изучал историю Оренбуржья, однако летом сваливал на Памир или Тянь-Шань, и путешествие в степи снова откладывалось... И, несмотря на такую непоследовательность, своими бесконечными разговорами заразил близких мечтой о степных приключениях. Расписывал в красках, как однажды набрел в тех краях на старинный каменный мост, к которому дорога давным-давно заросла ковылем. Припомнил, как случайно выехал на заброшенный колодец, вот только от человеческого жилья там и следа не осталось. Что некоторые мосты до сих пор сохранили в народной памяти свои названия, скажем, один из них получил прозвище Бандитский - на нем часто грабили путешественников... Впрочем, все oini пользовались дурной славой...

Много веков назад купцы «бороздили» уральские просторы на верблюдах и лошадях. Притягивали их соляные копи, расположенные в 70-80 километрах к югу от того места на высоком берегу Урала, где сегодня стоит Оренбург. Здесь же проходил и Великий Шелковый путь. Знаменитый караван-сарай, оказавшийся позже едва ли не в самом центре города, был надежным пристанищем для отважившихся на опасный переход купцов со всех концов света...

К черту на рога

Носит оренбургская земля и более давние отметины: там и сям в степях встречаются курганы, скрывающие в темноте своих могил полуистлевшие кости саврома-тов - кочевников, населявших эти места 25 веков назад. Ходит много легенд о кладах и богатых захоронениях, спрятанных-под заросшими травой круглыми шапками древних могильников.

Прибавил азарта искателям приключений и Емельян Пугачев: до сих пор ведь не найдены ценности, награбленные знаменитым душегубом. К слову, текут в тех местах и золотоносные речки...

Наслушавшись отцовских баек, мой сын Антон начал готовиться к путешествию. Роли наши поменялись: уже не я выступал в роли зачинщика - он меня торопил. В один прекрасный солнечный июньский день мы погрузили свои эндуро в автоприцеп «восьмерки» и отправились в Оренбург - за 1700 километров от Москвы.

Едем, куда взгляд упал



До самого отъезда мы не знали, сколько местных мотоциклистов захотят присоединиться к двум «московским бамбукам». Подтверждение пришло только от одного, такого же как мы «отморозка» - старшего моего сына, Дениса, он ярый поклонник внедорожников. Денис готов ехать куда угодно, терпеть любые лишения, а если предложат, то и копать клады, мыть золото... Больше всего его прельщало то, что у нас не был расписан маршрут, как это принято у нормальных туристов. Мы выбрали лишь район - он завлекал малообитаемостыо. Что сулило множество неожиданностей.

Великий Амундсен считал, что всякое приключение - это результат плохо организованной работы. Мы же, напротив, очень хорошо постарались, чтобы сюрпризов в пути оказалось побольше. Однако мы ведь не отъявленные мазохисты, и кое-что все-таки подготовили. Для автономности и бездорожья наши легкие и «непрожорливые» 250-кубовые эндуро подходили идеально: запаса горючего гарантированно хватало на 300 километров даже по очень плохой дороге. Тщательно подбирали снарягу - счет шел на граммы. Каждый вез одноместную палатку (1 кг), спальный мешок (0,6 кг), са-монадувающийся коврик (0,65 кг). На всех взяли одну, но фирменную алюминиевую З-литровую кастрюлю (0,25 кг) и таганок (0,15 кг). Запас продуктов поделили между собой - на каждого пришлось по 2-3 кг. Все это легко помещалось в велосипедные сумки (типа «штаны»), которые замечательно подошли к нашим «многодневкам» («штаны» крепятся двумя болтами на заднем крыле вместо инструментальной сумки).

Багажа набралось не больше 5-6 кг на мотоцикл. Фотоаппарат, бинокль, GPS и другие мелочи, которым противопоказана тряска, везли в поясных сумках. Налегке мы чувствовгии себя комфортно не только во время езды, но и на отдыхе.

К черту на рога

Путешествие на мотоцикле в жару имеет свою специфику, связана она с некоторым несовершенством экипировки. Каждый понимает, что нужно подстраховаться от травм, тем не менее, не хочет надевать на себя лишнее. А «не лишнее» - это мотоботы, штаны, куртки и перчатки, все выбрали «с продувкой». А вот шлемы и очки в качестве эксперимента взяли велосипедные - те, что спортсмены используют для даунхила (для скептиков: наша скорость на маршруте была не более той, что развивают велосипедисты на горных спусках). На голове эти шлемы - «full face» - не тяжелее бейсболок, очки - с хорошей аэродинамикой. Забегая вперед скажу, что «мозги не плавились» даже при 37 градусах. Вот только к концу похода наши лысины («для крутизны» перед походом все обрили головы) напоминали орнамент шкуры леопарда - через дыры в шлемах черепа загорели пятнами. Впрочем, эти мелочи можно отнести к издержкам производства. Уж не знаю, как оценили нашу крутизну деревенские жители, а вот местным комарам наши лысины точно нравились.

Искать приключения на свою пятую точку готовы были только мы: мотоциклы двух оренбургских стрит-рейсеров не прошли «фэйс-контроль»: один заявился на «джиксере», другой - на «Бандите». И Бог с вами!

Банзай!



Вопль радости вырвался из души, когда Оренбург наконец-то остался за спиной. Последние метры по асфальту, неглубокий овраг у края дороги... Впереди только степь!

В нынешнем сезоне решили обкатать малую часть района - водораздел между Уралом и Сакмарой. А чтобы не возвращаться по пройденном пути, закольцевали маршрут: от Кувандыка двинули на север, а Башкирию, до Тугустемира. И уже оттуда опустились на юг, к Оренбургу. Старались держаться подальше от дорог. GPS с закачанной «километровкой» и бинокль - все наше навигационное оборудование. Прихватили, конечно, двухкилометровую карту и компас. Традиционная географическая карта на листе бумаги дает более реальное представление о том, где находишься, и спутниковым прибором ее не заменить.

Выдерживая нужное направление, ехали туда, где, как нам казалось, есть что-то интересное. Все делали шиворот-навыворот: заезжали на какой-нибудь понравившийся холм, а после по GPS определяли свое местонахождение и - засаживали то в одну, то в другую сторону. Такая метода оказалась весьма результативной. Однажды нашли старинную мусульманскую могилу. На каменной глыбе сохранилась арабская вязь, фигурка всадника. Прочитать смогли только год - 180!. В другой раз вышли к удивительному месту: если ад есть, то это был вход в него. Пещера, словно гигантская воронка, усыпанная обломками камней, уходила черной дырой в недра. Место странное: в нескольких метрах от этого мрачного объекта природы синело небольшое озерцо, похожее... на рай. В камышах крякала утка, утята беспечно плавали у берега... Но почему вода не уходила в землю? Высоко в небе кружил стервятник, всем своим видом демонстрируя, что с нами разговаривать не собирается и тайну воды, конечно же, не раскроет.

К черту на рога

Увы, через каждые три-четыре дня мы вынуждены были возвращаться в цивилизацию, чтобы пополнить запасы горючего. Там же, в поселках, подкупали продукты - снова уходили в «зону». Нам не надо было искать дорог - чаще всего их вообще не было. Мы не выполняли, а тем более не перевыполняли дневную норму пробега - график движения мы ликвидировали в сознании, как вредное человечеству явление. Проезжали за день не больше 100 км. Купались в озерах и ручьях. Одна ночевка состоялась у родника в горах, недалеко от Кувандыка. Там мы повстречали оренбургских автотуристов. Сидим это мы вечерком у костра, когда на двух внедорожниках Toyota они спустились с крутого склона. Разговорились... Традиционные «откуда, куда»... Я возьми да и брякни: хотелось бы доехать до золотоносной речки - она на востоке отсюда. Тогда один из джиперов поведал о случае, произошедшем здесь несколько лет назад. Парень из соседней деревни, начитавшись исторических книг, как говорили односельчане, повредился умом на теме кладоискательства. Малый был совсем не дурак: безо всякого металлоискателя крестьянин догадался, где надо копать. Кочевники-сарматы хоронили соплеменников не где попало, а в местах определенного свойства. Следуя традициям своей религии, в могилу складывали все, что должно было пригодиться усопшему в иной жизни - оружие, посуду, драгоценности...

Деревенский кладоискатель скумекал, что совершенно круглое поле, окруженное горами, - самое подходящее для погребения место. Начал копать в центре, в сотне метров от нашей стоянки на роднике. И, представьте себе, наткнулся на золотые побрякушки! Правда, вскоре счастливчика прогнали - его сменили археологи из Москвы и областного краеведческого музея. Ученые нарыли кучу драгоценностей!.. Свой рассказ автотурист закончил фразой: «На месте раскопок теперь растет большой куст полукруглой формы».

Утром следующего дня мы поднялись на один из холмов рядом с нашими палатками. Куст одиноко торчал в центре идеально ровной долины, как бы подтверждая истинность событий той совершенно невероятной истории...

Тактика ехать «куда взгляд упал» дала осечку, как только свернули на север - в горную Башкирию. Несколько раз попадали в тупики, которые заканчивались либо каменистым обрывом, либо непролазными «джунглями». Если на водоразделе Урал-Сакмара мы заезжали на любую гору и могли проехать без дорог в любом направлении, то в Башкирии такой фрирайд не получался. Пришлось свернуть на проселки. И все же радиальные выходы мы совершали по бездорожью.

Чужие здесь не ходят



Попасть в нехоженые маршруты вдали от цивилизации - заветная мечта любого путешественника. Южный Урал - средоточие глухих непролазных мест. Условия - идеальные: непаханные степи, горные отроги высотой до 700 метров... Природе повезло: прибывшие в 1954 году по призыву коммунистической партии целинники из-за того, что здесь слишком холмистый рельеф, не смогли перепахать все. А что «сгоряча» и перекопали, за 50 лет заново заросло травами. Вот так и сохранились родники, чистейшие ручьи и озера.

Количество дичи в тех местах поражает! Каждый день мы видели зайцев, лис, сурков, однажды наткнулись на колонию бобров. Засняли на кинокамеру игру выдры на берегу реки. Волков не видели, но местные охотники рассказывали, что в последнее время их расплодилось слишком много. Вспомнили недавний случай, когда серые сожрали загулявшую буренку.

Как ни стремились мы к автономности путешествия, снова и снова приходилось заезжать в поселки. О чем, собственно, нисколько не жалеем. Некоторые деревеньки на пути оказались настолько глухими, что даже не верилось, что в нескольких десятках километров есть асфальт, магазины, кинотеатры... Избы, крытые соломой, - и в них до сих пор живут! А в одном месте (на десять заброшенных домов два жилых) наткнулись на ухоженную плантацию конопли. Сфотографировались на память.

Попадались извилистые и укатанные до состояния трассы бобслея деревенские проселки. Для разнообразия на них немного погоняли...

К черту на рога
Не запланировав путь, мы получили то, что хотели - отдохнули от цивилизации. Родившийся экспромтом маршрут не претендует ни на первопрохождение, ни на суперсложность. По местам, где прошла наша группа, без особых усилий проедет мотоциклист. Главный фактор успеха - хорошая погода. За 12 дней мы накрутили 900 счастливейших километров.



Другие новости:

Однако

Название Hayabusa, которое используется Suzuki, в переводе с японского означает «сокол-сапсан», подразумевая, что мотоцикл Suzuki GSX 1300R Hayabusa такой же быстрый как эта редкая птица. Пикируя на свою жертву хищник развивает запредельные скорости 290-325 км/ч.